Ирина АЛЛЕГРОВА: «То меня семь раз замуж выдали, то сделали старейшей лесбиянкой эстрады
Ирина АЛЛЕГРОВА: «То меня семь раз замуж выдали, то сделали старейшей лесбиянкой эстрады, то я спиваюсь и ложусь в наркологическую клинику...»
 
Жить в современном мире с сердцем нараспашку — словно ходить по лезвию ножа. А эта настоящая, не выращенная искусственно мегазвезда российской эстрады рискует. Потому что если каждая песня — о любви, то это требует абсолютной искренности и некоего душевного стриптиза.

«Когда Господь Бог сотворил человека, он одарил его множеством прекрасных чувств. Самое великое из них — любовь. Поэтому я всегда пою прежде всего о ней», — такими словами обычно начинает свои концерты Ирина Аллегрова — многократная победительница различных хит-парадов, обладательница престижной премии «Овация», профессор, академик, кавалер ордена Петра Великого и ордена «За благотворительность и милосердие» от международного фонда «Меценаты столетия», советник Генерального секретаря ЕвроАзЭС по культуре.

Выпускница Бакинской консерватории, профессиональная пианистка Государственного эстрадного оркестра под управлением Леонида Утесова уверенно движется по жизни «своей колеей». Лишь верстовые столбы мелькают: 1985 год — решающая в творческой судьбе встреча с композитором Оскаром Фельцманом и дебют в фестивале «Песня года», 1986-1990-й — солистка группы «Электроклуб» под управлением Давида Тухманова, 1990 год — начало сольной карьеры с песней «Странник мой», 2000-й — памятный приз имени Клавдии Шульженко...

Принцип «Собаки лают — караван идет» помогает преодолевать тернии. Фейерверк вариаций на вечную, как мир, тему продолжается.


Татьяна ДУГИЛЬ
Специально для «Бульвара Гордона»


«МОЯ МАМА ГОВОРИЛА О МУЖЬЯХ: «ПУСТЬ ХОТЬ 99-Й, НО ХОРОШИЙ»

— Ирина, вы часто произносите: «Все будет хорошо!». Это кредо?

— Нет, это не кредо... Чересчур серьезно сказано. Скорее всего, добрая, очень семейная, вошедшая в меня фраза отца, которого я безумно любила, светлая ему память... Он был для меня эталоном всего на свете. И помогают его слова почти всегда. Жизнь настолько прекрасна, удивительна и, к сожалению, быстротечна, что в последнее время я стараюсь (если что-то не слишком серьезное расстраивает) не принимать досадные мелочи близко к сердцу. А думаю: «Вот скажу себе папины слова — и все будет хорошо». Ведь все равно жизнь идет полосами: то хорошо, то плохо, то зима, то лето. Поэтому мы зимой ждем лета и наоборот. Я чрезвычайно люблю лето, но когда оно кончается, мне хочется, чтобы выпал снег...

— Вы оптимистка или не очень?

— Наверное, все-таки оптимистка. По темпераменту — холерик стопроцентный. Могу обдумывать все в совершенно спокойном состоянии, потом от чего-то постепенно завожусь, взрываюсь. Иногда деятельная донельзя, иногда сижу, опустив безвольно руки, — это такой пассивный отдых.

Что такое активный отдых, узнала лишь в 1994 году: тогда впервые в жизни уехала в отпуск, объездила на своей машине много стран... Первый отпуск за взрослую жизнь! Не считая юности, когда с родителями ездила в Гурзуф, всегда отдых мне приходилось совмещать с гастролями — в Сочи, Крыму... Так хочется, если получится повторить опыт, отдохнуть по-человечески снова!

— Для вас эстрада — воплощение мечты или случайность?

— Скорее, закономерность. Я всегда знала, что жизнь моя будет связана с искусством. Потому что в нем жили родители: папа — актер и режиссер, мама — актриса и певица. Я — пианистка по образованию. В каком мире мне жить, было предопределено с самого начала. Мама рассказывала, что еще в младенческом возрасте один в то время знаменитый актер вынес меня на сцену и сказал: «Это будет актриса!». Так что о каком воплощении мечты может идти речь?

Правда, того, что именно эстрада станет моим миром, никто сначала не подозревал. Родители работали в так называемом «легком» жанре оперетты, который включает в себя все и относится, пожалуй, к числу сложнейших. Я — классический музыкант. Может быть, сочетание моего образования с их жанром и настроило меня на эстраду. Хотя я не люблю это слово... Оно ассоциируется с «ракушкой» в городском парке, где разбитной конферансье поет свои куплеты. Я не слишком люблю и сам жанр эстрады, до сих пор не могу совмещать что-то очень серьезное с очень легким. Люблю контрасты. Чтобы, когда я на сцене, в зале кто-то заплакал, а через пять секунд рассмеялся. Хотя в последнее время меня все больше тянет к серьезному.

— Со стороны кажется, что вы быстро и легко достигли вершины...

— Это со стороны. Мне же далеко не 20 лет — сами понимаете. Правда, однажды на гастролях одна совершенно очаровательная молодая женщина прямо задала вопрос: «Объясните тайну вашей долговечной молодости». Было очень приятно, как, наверное, и любой женщине.


В пути наверх я всегда придерживалась своих жизненных принципов, никогда ими не поступалась. Однажды на гастролях на банкете в честь Дня металлурга директор комбината почему-то поинтересовался: «Сейчас в шоу-бизнесе все за деньги делается, а как было раньше, когда платить было нечем?». Жены начальников аж глаза широко пораскрывали: насколько откровенно я все скажу...

Перед моим приездом все успели слухов наслушаться, что у меня третий-четвертый-пятый-двадцатый муж, и так далее. Я на все эти вопросы совершенно честно ответила: «Прежде женщинам приходилось за все расплачиваться собой, они постоянно находились «на осадном положении». Я, наверное, потому так поздно и выбралась на вершину, что признаю любовь только в чистом виде».

А насчет количества мужей... Может, кому-то из женщин это и не понравится, но моя мама говорила так: «Пусть хоть 99-й, но хороший». Они с папой прожили вместе прекрасную жизнь. Я сама с доброй завистью смотрю на трогательные пары старичков, которые вместе полвека и больше. Но если подобного не случается, если видишь, что брак — ошибка, зачем посвящать себя чужому человеку и длить ошибку?

Впрочем, я отвлеклась. Поднималась я долго и далеко не легко! Но довольна, потому что прошла школу, которой не хватает, на мой взгляд, моим молодым коллегам. Им все дается в раннем возрасте, на эстраде свирепствует звездная болезнь. Как мы говорим в узком кругу, то один, то другой «улетает в Звездный городок». Я считаю, что «звезд» много быть не может. Когда некоторые сами себя начинают называть звездами, это, мягко говоря, неприятно.


«РАНЬШЕ МОГЛА СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ КРЕПКОЕ СЛОВЕЧКО И ОЧЕНЬ ЧАСТО ПОЗВОЛЯЛА. МЕНЯ АТАМАНШЕЙ НАЗЫВАЛИ»

— Если не секрет, существует ли граница между имиджем и реальным лицом Ирины Аллегровой?

— Граница, безусловно, есть, потому что сцена — это сцена, а жизнь — это жизнь. Но моя стопроцентная искренность на сцене, наверное, грань стирает. Искренность — планка, ниже которой я не имею права опускаться.

Между имиджем и реальным человеком много общего: я и в жизни такая — то очень серьезная, то разбитная... А граница проявляется еще и в том, что я никогда в жизни не позволю себе того, что делаю на сцене. Вот однажды спросили: «А вы сами брали ключ от квартир подруг?». Честно говорю: нет, ключи не брала. «А почему вы так достоверно поете?». Потому что прекрасно представляю ситуацию, в которой женщины позволили бы себе это сделать.


«Электроклуб»: Александр Назаров, Виктор Салтыков, Ирина Аллегрова, Александр Дроник. 1987 год
— Создается впечатление, что вы сильная женщина...

— Да, сильная. Сначала боялась в этом признаваться. Теперь — вот...

— Это не входит в противоречие с женственностью?

— Моя мне очень серьезно мешала, очень! Когда я ушла от любимого человека и долгие годы была одна, могла себе позволить крепкое словечко и очень часто позволяла, не считая это криминалом... Меня тогда иногда называли Атаманшей.

Пять лет после ухода из «Электроклуба» я тянула свою лямку и в жизни, и в творчестве — никто мне не хозяин. Хочу — работаю, хочу — не работаю. Выкладывалась в профессии. Чтобы продержаться столько в шоу-бизнесе, надо быть сильной. Если сегодня состоялся наш разговор, значит, я свое дело сделала.

Потом наступил просвет, я позволила себе стать немножко женственнее, когда (я надеялась — на всю жизнь!) нашла любимого человека...

Впрочем, стопроцентной женственности от меня, конечно, ждать не приходится. Ведь что это такое? Кокетство, жеманство, мягкость. Я женщиной дома бываю и остаюсь: безумно люблю кухню, готовить, люблю, когда у меня в доме люди. Дома я забываю о своем положении. Для родных это хорошо, для меня — не всегда, иной раз приходится резко перестраиваться. Но дома я очень даже женственна...

— Боитесь ли вы чего-либо?

— В общем, я очень, даже чересчур суеверна, даже мнительна, хотя это не заметно. Но, пожалуй, больше всего я боюсь предательства.

— Уже сталкивались?

— И не один раз. К сожалению... Теперь осторожна, круг друзей узок. Хотя друзей много быть не должно... Я очень открытый человек, часто хочется поделиться и радостью, и обидой, обсудить что-то. Чтобы себя сдерживать и возникающие трения сглаживать, мы договорились когда-то с мужем Игорем: делиться лучше друг с другом... А еще, как любой нормальный человек, я боюсь болезни.

— Чего вы ждете от жизни? Что удручает в ней, что радует, обнадеживает?

— О, на этот счет у меня есть один любимый тост: «Чтоб это был самый плохой день в нашей жизни!». Поэтому чего-то сверхъестественного, еще большего не жду. Конечно, загораюсь время от времени, начинаю чего-то придумывать, делать. Останавливаться нельзя.

Если говорить о работе, тяжело всегда было с репертуаром. При том, что писали мне асы: Игорь Крутой и Игорь Николаев, Илья Резник. Просто когда появляются такие песня и клип, как «Я тебя отвоюю», очень трудно переплюнуть — доходишь до определенного уровня, ниже которого уже непозволительно опускаться. Приходится искать другое русло, другие темы — тут и асы не спасают. Что попало я ведь никогда не брала. Выбираю всегда скрупулезно.

А что удручает? Удручает сиюминутное. То, что жизнь не вечная. Почему-то пыталась представить: как это — настанет день, когда тебя не будет на свете... Страшно становится, но потом вспоминаю папину фразу: «Смерти не надо бояться — это неизбежно» — и страх уходит.


«Я МАМКА-КОРМИЛИЦА ДЛЯ 18 ЧЕЛОВЕК»

— В свое время сильное впечатление на зрителей произвела ваша гастрольная программа, посвященная 25-летию творческой деятельности. Красивая женщина рискнула подобным образом подчеркнуть свой возраст. Не пожалели потом?

«Я очень рада, что на российской эстраде сохранились люди со своим взглядом и опытом, со своим «нарощенным мясом». Такие, как Валерочка Леонтьев...»


— Программа та — подведение каких-то итогов определенного этапа жизни. Я не собираюсь уходить со сцены, надеюсь, что у меня еще многое впереди... Просто есть что сказать на сегодняшний день. 25 с лишним лет — достаточно большой срок... Как говорят старые актеры, «артисту надо нарастить мясо». Надо иметь с чем идти к людям. Не просто однодневный какой-то хит (хотя и его надо написать так, чтобы р-р-раз — и в точку, в струю).

Теперь существует такое понятие, как «формат». Его придумала определенная группа людей, и под него пытается подвести весь наш шоу-бизнес. Но я очень рада, что на российской эстраде, ставшей, мягко говоря, немножко... другой, сохранились люди со своим взглядом и опытом, со своим «нарощенным мясом».

Такие, как Валерочка Леонтьев, как Михаил Захарович Шуфутинский, с которым мы сделали совместный проект — альбом «Пополам».

Сейчас большинство исполнителей старается «петь для ног» — танцевальное, веселенькое, над чем не задумаешься... Поэтому очень приятно, что еще работают те, кто способен в массы нести привычное...

— Ставшее сегодня уже непривычным...

— Именно. Наши души огромны, это присуще лишь славянам — покопаться в чем-то и о чем-то посетовать, задавать какие-то вопросы, искать на них ответы... Способность со-пе-ре-жи-вать — вот то, что объединяет русского человека с миром. И я очень рада видеть на своих концертах молодых людей.

За мной вслед ездит очень много поклонников из Минска, крымских, питерских, московских... Юные совсем ребята, они обращают внимание на слово, на фразу, на поэзию, не говоря уж о музыке, которая совсем не для танцев. Почти в самом конце юбилейной программы у меня была песня «Пополам кисло-сладкое яблоко режу...». А песня «Одинокая»?.. «Сама с собой играю в прятки...» — это ж такое откровение!

— «Свои победы и обиды я одиночеством лечу»?

— Да! Когда мне принесли и показали «Одинокую», я так и сказала авторам: «Вы что, про меня написали?». «Надев дежурную улыбку, я говорю, что мне везет»...

Я люблю одиночество. Не вынужденное, когда не звонит телефон, а то, что создаю сама. Люблю забраться в четыре стены, валяться, читать, смотреть фильмы, кроссворды разгадывать... Отключаю телефон и погружаюсь в мир, который меня успокаивает. Стараюсь ни о чем не думать. Если не вижу решения проблемы моментально, никогда, как некоторые, ее не разрабатываю — стратегия, тактика... Живу интуицией. Эмоционально чувствую.


«Две звезды, две светлых повести...»
Если принимаю что-либо, значит, принимаю, а все неприемлемое отодвигаю. И жду момента, когда осеняет, что и как должно быть. Должно — значит, будет! Искусственно моделировать ситуации — не мой стиль. Впрочем, это не относится к труду и к понятию «надо». Я ведь мамка-кормилица для 18 человек... Иной раз, может, и хотела бы позволить себе поваляться подольше, но встаю и еду работать.

А возраст... Подчеркивать его я совершенно не боюсь. В том числе в своих песнях. Например: «В зеркале непрошенная проседь...». Эта песня пролежала у автора более 12 лет — ни один из именитых коллег за нее не взялся. Да и вообще... Моему внуку Александру (мы его называем Александр II) 13 лет. Что я должна рассказывать окружающим? Хотя когда мне исполнилось 33, мама с папой сказали: «Будь верна своему слову: 33 — и навсегда!».

— Что вы и делаете весьма успешно!

— Ну раз родители так меня «заговорили», слава Богу, пусть так и будет! Старости я не боюсь. К тому же женщине столько лет, на сколько она выглядит. Это неписаный закон. Главное — молодость души.

Я не перестала удивляться, не устала радоваться. Вот смотрю иногда на свою группу с недоумением: у молодых ребят совсем другая... Нет, не душа даже, душа-то у них хорошая... Восприятие мира. Их ничто не может удивить. А я продолжаю удивляться. Радуюсь за людей. Иногда и поплачу... Хотите рецепт, как хорошо выглядеть? Никогда никому не завидуйте. Не злитесь — от этого морщинки появляются резкие, противные... Просто нужно жить и радоваться жизни.


«Я ВСЕГДА ОТКРОВЕННА. ПОТОМУ ЧТО ХОЧУ ЖИТЬ БЕЗ ГРИМА»

— Спасибо вам за «Беду» Владимира Высоцкого. По-моему, вам очень непросто живется в шоу-мире...

— Мне действительно очень тяжело, потому что ощущаю себя белой вороной! Я не создаю какие-то скандалы, не пытаюсь эпатировать народ. И все, что про меня пишется в погоне за дешевой сенсацией, выдумано. Это — не я. В желтой прессе люди такие же, как однодневки-артисты. Такие же, как однодневки-песни...

Поэтому мне — да, нелегко! Но у меня есть свой мир, своя публика. И на сегодняшний день я беру на себя смелость сказать: раз зритель здесь, в зале, значит, меня любит, раз я выхожу на сцену, значит, любовь взаимна. И мне этого достаточно. А «шоу-бизнес» — на то он и «бизнес»!

— Обычно чем человек популярнее, тем больше о нем слухов и небылиц...

— Тем не менее развелось очень много журналистов без стыда и совести, которые только и стараются найти негатив или его придумать. Но читать потом о себе, что я якобы пьяная упала в оркестровую яму, это, знаете ли... То я, понимаете ли, «спиваюсь и ложусь в наркологическую клинику»... То меня семь раз за год замуж выдали — начав с моего водителя и закончив какими-то двумя итальянцами, то сделали из меня «старейшую лесбиянку российской эстрады»...

Я не против сексуальных меньшинств, каждый живет так, как считает нужным, — это его право. Я не берусь ни судить, ни обсуждать данную тему. Она не моя.

— И все-таки должны же быть какие-то причины для подобных сплетен?

— Из-за чего я, по мнению «доброжелателей», «спиваюсь»? Из-за того якобы, что у меня «бесталанная дочь», из-за того, что меня, оказывается, «бросил красавец-муж», которого я на самом деле с треском выгнала... Из-за несчастной личной жизни я «пью и качусь по наклонной плоскости», у меня «нет ни репертуара, ни работы»...

Ради денег некоторые СМИ готовы придумать что угодно! Я однажды обратилась к журналистам: «Ребята, знаете, раньше пресса была защитой... Поэтому к вам большая просьба: не трогайте меня! Будем говорить о том, что заявлено в пресс-релизах...».

— Ирина, позвольте напоследок пожелать, чтобы вам не завидовали! Пусть все у вас будет хорошо, и спасибо огромное, что вы были откровенны.

— А я всегда откровенна. Потому что хочу жить без грима.

Источник: http://www.bulvar.com.ua/
Категория: Звездные откровения | Добавил: admin (31.10.2008)
Просмотров: 678 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1 admin  
И все-таки должны же быть какие-то причины для подобных сплетен

Имя *:
Email *:
Код *:
close